Доигровщик «Новы» Тимофей Соколов, пожалуй, один из самых нестандартных волейболистов в российской Суперлиге. Сам спортсмен скромно говорит, что не может похвастаться спортивным званием, но его жизнь, прямо скажем, местами интереснее, чем у олимпийских чемпионов. Страшная травма, конец карьеры, а после невероятное возвращение – по такому сюжету можно снимать фильмы. Но мы пока что ограничимся интервью. Представляем вам новое волейбольное лицо.

Тимофей, первый вопрос по позиции: сейчас в «Нове» вы играете доигровщика, но на разных непрофессиональных волейбольных сайтах у вас написаны разные амплуа, например, центральный блокирующий и даже связующий. Как так получилось?

Про связующего, честно говоря, впервые слышу, на этой позиции я никогда не играл. За «Искру» я изначально выступал в амплуа центрального блокирующего, причём имел довольно скромные 195 см для этой позиции. Но на тот момент мне было 17 лет и легко можно было предположить, что со временем я смогу соответствовать параметрам «центров», поэтому я и продолжил выступления на этой позиции. Но в дальнейшем, конечно, пришлось переквалифицироваться, потому что на высоком уровне невозможно играть блокирующего с таким ростом. Сейчас я 198 см, чуть-чуть всё-таки подрос (смеётся).

Из этих сайтов также можно узнать, что вы играли в разных непрофессиональных корпоративных Лигах. Расскажите об этом подробнее.

В этих Лигах участвуют сотрудники определённых организаций. Они иногда приглашают игроков, чтобы поднять престиж своей корпорации, за счёт победы на каком-нибудь турнире. У меня там был статус «легионер», потому что я не работал в этих компаниях. Меня пригласили извне, и это было не бесплатно. В то время я учился в МГИМО и не мог играть в волейбол профессионально, поэтому это было моё хобби и отдушина, на тот момент.

Вы начали заниматься волейболом в СДЮШОР «Олимп» в Москве. Как вы оказались в «Нове»?

В начале карьеры у меня произошёл очень неприятный инцидент: в сезоне 14/15, когда я выступал за Одинцовскую «Искру», у меня случилось… Назовём это травмой, после которой пришлось мгновенно закончить карьеру, потому что занятия спортом угрожали моей жизни. Это произошло вследствие перегруза и отчасти по моей вине. После этой травмы я сфокусировался на учёбе.

Кстати, тогда дубль «Искры» тренировал Александр Горбатков, а основную команду Александр Смирнов.

После завершения карьеры я уже стал выступать в корпоративных Лигах, как вы правильно отметили. Волейбол стал превращаться в некое хобби, потому что по медицинским показаниям я не мог продолжать спортивную деятельность. Однако на свой страх и риск я стал поддерживать физическую форму, и спустя два года случилось чудо – здоровье стало восстанавливаться.

Я решил попробовать постучаться в закрытую дверь ещё раз. И у меня получилось: после окончания университета я поездил по разным командам – был в Чехии, потом приехал в «Локомотив–Изумруд». И как раз в это время Александр Горбатков стал главным тренером «Новы». Мне хватило наглости спросить: «А можно ли мне попробовать свои силы в этой команде?». На что получил удивительный ответ: «А давай попробуем». Я прошёл двухнедельный просмотр, в результате которого Александр Иванович счёл меня пригодным для «Новы».

Когда вы шли в «Нову», понимали, что у клуба были явные финансовые проблемы и большая конкуренция на позиции доигровщиков?

Я прекрасно представлял себе финансовые трудности «Новы», но моё положение вынуждало идти на всё, так как стоял выбор: или занимаешься волейболом, или идёшь в другую сферу. А мне очень хотелось вернуться в волейбольную стезю. Ну и надо отметить, мне здесь всё нравится.

У меня также были предложения из-за границы, но там всё ниже: уровень волейбола, ценник и так далее.

«Нова» в этом сезоне пережила смену тренера, скажите, насколько изменилась ситуация в команде с приходом Юрия Филиппова?

Я не берусь сравнивать Юрия Филиппова и Александра Горбаткова – у каждого тренера своё виденье и восприятие всего. Но не могу не отметить искромётное чувство юмора Филиппова, которое благотворно влияет на атмосферу в коллективе.

Вы расстроились, когда Горбатков ушёл с поста главного тренера?

Безусловно, это было неожиданно. Этот человек открыл мне дорогу в большой спорт.

Как вы считаете, что случилось у Новы в этом сезоне, почему команда находится в самом низу турнирной таблицы?

Я думаю, что сказывается очень плотный график игр, который застал нас в начале сезона. Наши первые матчи были с грандами отечественного волейбола, причём мы играли каждые два-три дня. Я даже сумку не разбирал, потому что мы почти сразу выезжали на следующий тур. Это и дало трещину в нашей игре, на мой взгляд.

Наверное, в первую очередь, мы не выдержали физически, потому что с психологией у нас всё нормально, что тогда, что сейчас.

При Филиппове вы почти не появлялись на площадке. Исключением стала недавняя игра с казанским «Зенитом». Вы знали, что будете играть? Что и почему не получилось в той встрече лично у вас?

Я в том матче чувствовал себя достаточно уверенно. Всё, что произошло на этой игре, связано только с тем, что я действительно «закис» на скамейке. Если бы я выходил на площадку в предыдущих играх, хотя бы на пару очков, то это бы благотворно сказалось на моей игре с Казанью. Но случилось, как случилось – это жизнь.

Я догадывался, что буду играть: эта игра как раз подходила для практики молодых. Но надо отдать должное «Зениту».

С кем из команды вы общаетесь лучше всего и как вас приняли в Новокуйбышевске?

Наверное, лучше всего общаюсь с Виталием Васильевым. Он очень озорной, классный и надежный товарищ, который всегда поднимает мне настроение. Есть ещё Андрей Титич – мы называем его «человек–оркестр», так как он делает погоду в команде. Очень хорошо, когда в коллективе есть такие люди. Но, никаких историй из жизни клуба рассказывать не буду – пусть это останется между нами.

Если говорить именно о команде, то я, честно говоря, поражаюсь. Это моя вторая серьёзная команда за профессиональную карьеру, и разница с «Искрой» очень большая. В «Нове» замечательные люди, с которыми легко и просто. Несмотря на все разногласия, которые иногда бывают между нами, мне очень комфортно находиться с ребятами. Все парни обладают интересными качествами, которые иногда проявляются на тренировках и в жизни. Максим Шульгин у нас, например, заядлый рыбак. Это отличное хобби, его истории всегда увлекательные и их интересно слушать. Или тот же Андрей Титич – он очень рассудительный и правильный человек, на мой взгляд. И так можно сказать про каждого, у нас хватает кадров.

Достаётся ли вам от Титича в игровом плане, всё-таки он доигровщик с огромным опытом?

Всегда так было, есть и будет – старшие воспитывают молодых. Если молодой не забивает, то у более опытных товарищей, особенно у пасующих, всегда возникают вопросы… Но они помогают: дают ценные советы и полезные наставления.

Можно сказать, что вы сразу полюбились самарским болельщикам, в частности, нашим известным «спартанцам». Что вы можете сказать о них и о всех болельщиках «Новы»?

Я благодарен самарской публике за поддержку, а «спартанцев» вообще знают все в российском чемпионате. Но у них и без меня хватало героев, например, Иван Козицын. Я, честно говоря, не знаю, почему им так полюбился и полюбился ли. Да, я замечаю плакаты и баннеры, мне очень приятно. Когда меня отметили на предсезонной пресс-конференции тоже было здорово.

Болельщики «Новы» отличаются от болельщиков «Искры»?

Разница колоссальная. Публика здесь сильно отличается от московской. Болельщики «Новы» очень живые – они реагируют на игроков. Когда Денис Шенкель после забитого мяча поворачивается к болельщикам и жестикулирует, то тут же следует ответная реакция. А в Одинцово я такого не припомню.

Какие для вас глобальные отличия Новокуйбышевска от Москвы? Например, Денис Бирюков, когда играл за новокуйбышевский клуб, говорил нам в интервью, что у спортсменов мало свободного времени и город, в котором они живут, особой роли не играет.

Я солидарен с Денисом отчасти. Всё-таки невозможно не заметить глобальные различия в размере городов. Также нельзя не заметить и «прекрасные» ароматы от заводов, которые частенько встречают нас утром. Но, тем не менее, город есть город, а спорт есть спорт.

Хотя москвичу всё-таки может быть тяжеловато. Я, честно говоря, привык, что всё рядом и доступно. А тут надо поискать, например, те же стяжки для наколенников или кроссовки: либо в Самару поехать, либо заказать. В Москве же ты можешь это легко найти и забрать, либо тебе всё привезут домой. Но это ерунда.

Давайте поговорим о телесериале «Дылды». Откуда вам поступило предложение принять участие в съёмках?

Друзья рассказали, что запускается пилотный проект. Предложили попробовать свои силы. Сказано – сделано: я отправил резюме, в котором нужно было прикрепить фотографию, рассказать, кто ты и чем ты занимаешься, ну и написать про волейбольные навыки. Видимо, фотография влияла больше всего. Спортивным званием я похвастаться не могу, но они всё увидели на съёмочной площадке.

Там были достаточно известные личности, например, Артём Тохташ, который известен болельщикам по вступлениям за «Факел», и Алексей Черемисин, у которого за плечами впечатляющий список волейбольных достижений. А остальные люди из любительских лиг, которое так же отправили резюме. Мне понравилось принимать в этом участие. Я бы не сказал, что сам сериал какой-то прямо «вау», но поучаствовать в этом, я думаю, никто бы не отказался.

Вы там были в форме казанского «Зенита», почему?

Нас поделили на две команды: кто-то за «Динамо», кто-то за «Зенит-Казань». Я выбрал форму «Зенита», потому что этот клуб установил десятилетнюю гегемонию в чемпионате страны и является одним из сильнейших клубов мира. Мне казалось, что по сценарию он должен обыграть «Динамо», но вышло наоборот.

Вам нравится этот сериал? Многие профессионалы высказались о нём достаточно негативно.

Я считаю, что там есть масса технических недочетов. Начиная с судьи, который стоит на вышке и неправильно распоряжается карточками. Судья в сериале показывает удаление просто красной карточкой, а по законам волейбола должен был показать обе карточки, это же не футбол. Но с другой стороны, зритель не обязан погружаться во все тонкости правил. Ну и само качество игры: первая серия была про мужчин, а затем начался женский волейбол и вот там уже актёры коряво ставят пальцы, странно выходят под мяч и так далее. В общем, небо и земля, по сравнению с реальным волейболом. Но надо понимать, что волейбол очень сложный технически вид спорта, наверное, поэтому про него нет ни одного фильма.

Этот проект сможет, действительно, популяризировать волейбол в нашей стране?

Я невероятно рад, что этот сериал сняли. Потому что сейчас кругом только хоккей и баскетбол, и всё слышно громче, чем волейбол. Хотя ведётся колоссальная работа со стороны ВФВ – они, например, хотят снять фильм об Олимпийских играх в Лондоне, в котором, по слухам, примет участие Дмитрий Нагиев. Возможно, он будет играть Тетюхина. Мне очень хочется посмотреть, как Дмитрий будет принимать подачу.

В вашей карьере когда-нибудь встречались тренеры, похожие на главного героя?

Я считаю, что это был собирательный образ. Когда я впервые увидел Деревянко на съёмочной площадке, мне сразу в голову пришёл Карполь (смеётся). Некоторые вещи были похожи, но далеко не все.

Вы закончили МГИМО: на кого учились и почему выбрали именно этот университет, а не банальный спортивный РГУФК?

Я бы сказал, что это университет выбрал меня. Потому что поступал я в Одинцовский гуманитарный университет, который поглотил МГИМО. И в результате различных тестирований и экзаменов мне удалось там задержаться. То есть я учился в Одинцовском филиале МГИМО. Но вы бы видели этот филиал: там такой сад, что даже главный корпус мог бы позавидовать. А специальность у меня «управление и маркетинг территорий». 

РГУФК? У меня были мысли на этот счёт, но на тот момент я отошёл от волейбола, поэтому надо было учиться. МГИМО всё-таки лучше. В этом университете нам дали очень приличное образование, сейчас мне даже жаль растрачивать всё, что я там узнал, ведь применить полученные знания негде.

Насколько тяжело было сочетать профессиональный спорт и учёбу?

На первом курсе, буквально за несколько месяцев до той страшной истории, я ещё играл профессионально. Совмещать, конечно, было сложно. Но потом мне быстро объяснили, что если я этому не научусь, то на мое место очень быстро найдут кого–то другого. А желающих было много.

На предсезонной пресс-конференции вы отмечали, что взяли 17 номер из-за «Легенды номер 17». На сайте «Новы» также написано, что одна из ваших любимых книг «Майкл Джордан. Его воздушество». Следите ли вы за другими видами спорта?

Пока что нет, только за волейболом. Был период, когда следил за хоккеем, но это было где-то лет шесть назад. Волейбол поглотил меня полностью. Я восхищался подвигами конкретно Валерия Харламова, а фильм побудил меня взять его 17 номер. На мой взгляд, у нас с ним чем-то похожие судьбы: у него был период, когда после автокатастрофы ему пришлось завершить карьеру, но, благодаря его одноклубникам, он стал возрождаться. Это отчасти случилось и у меня, кроме автокатастрофы и одноклубников. Что касается Джордана, то это хорошая книга. Меня там зацепили взаимоотношения сына с отцом, но я бы предпочёл обсудить другие произведения.

Были ли у вас когда-нибудь мысли сменить волейбол на что-то другое?

Никогда. Несмотря на все препятствия, ещё с девятого класса я твёрдо знал, что это моё.

 

Беседовала Ольга Ширкина.

Фото: Кристина Петропавлова (ВК «Нова»), Инстаграм-аккаунт Тимофея Соколова. 

Источник: sports.ru