— Вы привлекаете внимание не только своим сумасшедшим приёмом, но и яркими образами, причёсками. Как к этому относитесь?

— Не считаю, что привлекаю внимание своими приёмами (смеётся).

— Почему? Ведь статистика это вещь, с которой сложно спорить.

— Я не смотрю ни статистику, ни матчи, вообще ничего не смотрю. Ориентируюсь на собственные ощущения. Просто надо постоянно работать над собой.

— Как намечаете план подготовки, в таком случае? Сами определяете аспекты, над которыми нужно больше работать?

— Тренерский штаб обычно говорит над чем нужно работать, они больше анализируют игру.

— Игроки чётко следуют наставлениям тренера? Никто с ним не спорит?

— Не всегда, но я никогда не спорю. Тренер сказал, а я стараюсь делать.

— Как оцениваете сезон лично для себя?

— Если сравнивать с прошлым годом, то могу сказать, что стал меньше нервничать, как мне кажется. Благодаря этому и результаты стали лучше. Тот сезон был для меня первым в таком большом клубе, поэтому стал чувствовать себя спокойнее.

— А клубный результат как оцениваете?

— Чемпионат очень сильный: сейчас он плотнее, чем в прошлом году. Сейчас ничего не могу говорить. Посмотрим, что покажет плей-офф.

— Не очень ровный получился сезон. То победы над лидерами, то поражение от АСК. Это связано с психологией?

— Да, думаю, это была обычная расслабленность. Мы вышли на игру победителями и когда они стали хорошо играть, нас это удивило, и мы не смогли перестроиться. После победы над серьёзным соперником ты действительно немного расслабляешься. Становишься излишне уверенным в себе, начинаешь думать, что сможешь побеждать даже при минимальных усилиях. Такого в Суперлиге не бывает. Любая команда может обыграть любую.

— Что добавляет вам уверенности в себе?

— Не знаю… ничего. До игры я всегда в себе не уверен. Не знаю, как объяснить. Всегда сомневаюсь. Думаю, что как начнёшь игру – так её и продолжишь. Если плохо стартуешь, то матч для тебя может скоро кончится. Пойдёшь в квадратик.

— Можете назвать три качества, которые должны быть у хорошего либеро?

— Не знаю.

— А какие качества помогают вам на площадке?

— У меня только эмоции. Я игрок-эмоция. Но если сравнивать меня в жизни и на площадке, то это два разных человека. Когда я приехал в Петербург, на меня очень сильно влияла погода. Я по три месяца мог ни с кем не разговаривать. Наверное, это была мини-депрессия, а может и не мини.

— Вы активно ведёте себя в социальных сетях. Недавно в инстаграме написали, что уходите в «Перуджу», понятно, что это была шутка. Правда, слушатели всё ещё интересуются: почему «Перуджа» и были ли другие варианты?

— Я проводил вопрос-ответ в своём профиле. Меня про «Перуджу» спросил Кирилл Урсов, мой одноклубник. У нас с ним такой юмор, не все его понимают. Ну, я ему ответил «на отвали». Меня потом засыпали такими вопросами, но я не всем говорил, что это неправда. До сих пор иногда спрашивают, но я отвечаю: «Да, еду в “Перуджу”. Почему нет?».

— Что ещё спрашивают?

— Чаще всего спрашивают про волейбол, но я на такие вопросы не отвечаю. Сразу говорю: «Только без волейбола». Мне его и так в жизни хватает. Меня вот спрашивают про приём, а я не знаю, как принимать.

— Но у вас закрытый аккаунт. Мне кажется, если сделать его открытым, то вопросов стало бы больше.

— Да, это так. Но там бывают такие истории, которые не должны видеть все.

— Расскажите про своё хобби? Ваши снимки часто публиковали. Как сейчас обстоят дела?

— Наверное, мне больше нравится не делать снимки, а покупать технику для них. Постоянно что-то покупаю или меняю. У меня много техники, но она просто лежит. Этим летом я планировал очень много снимать, куда-то ездить – Ставрополь, Кавказ, горы. Но мне помешала сборная, и я поехал на универсиаду. На ближайшее лето мой главный план – это не заболеть коронавирусом, поэтому не уверен, что куда-то поеду. Но планы есть.

— Какие ещё хобби у вас есть?

— Сложно так назвать. Наверное, всё, что связано с развлечением. Попрыгать на батуте, полазать где-нибудь, покататься на BMX или скейте. Конечно без жести, без прыжков с семи ступеней. Хочу прыгнуть с парашютом, но боюсь. Не то чтобы сам прыжок вызывает страх, просто боюсь что-нибудь сломать, поскольку у нас сейчас игры. А таких случаев, когда при приземлении ломали лодыжки и ноги много бывает. У меня уже был сертификат на прыжок с парашютом, но я так и не прыгнул. Летом ещё на сёрфе катаюсь.

— А из спокойных увлечений что можете назвать? Может книги, кино, прогулки?

— Я раньше много играл на мобильном телефоне, но недавно удалил все приложения и стал читать книги. Точнее, пытаться читать. Не сказал бы, что мне нравится, но я через силу стараюсь что-то читать. Недавно прочёл «99 франков». Хочется начать читать, потому что понимаю, что это хорошее дело. Фильмы вообще не смотрю. Крайне редко, могу что-то в кино посмотреть, но дома – нет. Что ещё из спокойного есть? Прогулки по городу? Я за первые два года в Петербурге в центре бывал только ночью. Вообще никуда не ходил. Мне не интересно. Есть одно место, в котором я бываю чаще других – это музей «Эрарта». Раз 6 туда ходил. В остальные места я так часто не хожу. Но согласен, что Петербург во всём превосходит практически все города России.

— Почему вы так часто меняете причёску?

— Не знаю. Почему часто? У меня всегда была одна причёска. Иногда короче, иногда длиннее, потому что было лень стричься. Вообще, всем говорю, что отращиваю волосы, чтобы экономить деньги на стрижках. Но это не так.

— Может у вас стилист, который советует вам образы?

— Нет, стилиста у меня нет, хотя иногда эту роль выполняла сестра. Она меня постоянно запрягала по поводу причёсок, но я к ней больше не обращаюсь, после того, как побрился налысо. Это было давно, лет 9 назад.

— На площадке длинные волосы не мешают?

— Первые месяцы было неудобно. Не знал, куда их убирать, постоянно поправлял их руками. Сейчас завязываю их в дульку, и нет никаких вопросов.

— Впереди квалификационный раунд «Финала шести». По последним играм регулярки складывается впечатление, что проблем быть не должно. Вы уже настраиваетесь на «Финал шести»?

— Нет. Надо сначала выиграть две игры. Может произойти всё что угодно. Мы оцениваем соперника по достоинству. «Белогорье» – это хорошая команда, которая может подготовить сюрпризы.

— Как разбираете ближайшего соперника? В чём главная сила «Белогорья»?

— Пока не разбираем, аналитика будет за день до игры. Именно к ним не готовимся – тренируемся как всегда. Потом, перед опробыванием, нас соберут, мы послушаем установку и всё – в бой!

Фото: ВК «Зенит»

— Если говорить про Кубок ЕКВ, то в полуфинале нас ждёт новосибирский «Локомотив». Как оцениваете шансы на выход в финал?

— Тут я точно ничего не могу сказать. Тут действует только настрой, наша физическая форма. Они молодцы, закончили сезон на первой строчке. Посмотрим, как это всё пройдёт.

— Как считаете, «Зенит» набрал хорошую форму в конце сезона? Как оцениваете своё физическое состояние?

— Могу сказать, что у нас хороший эмоциональный фон. Над физической формой работает тренерский штаб, и я думаю, что всё будет хорошо. Они долго работали с нами, на протяжении одного месяца нам было очень тяжело. Много работы в зале. Думаю, это делалось для того, чтобы мы вышли на решающие матчи в своей пиковой форме.

— Что нового привнёс Туомас Саммелвуо для вас?

— Мне кажется, он дал мне ту уверенность, которой мне не хватало в прошлом сезоне. Мне нравится, что он постоянно разговаривает с людьми, как Юрген Клопп, тренер футбольного «Ливерпуля». Впервые я столкнулся с тем, что тренер остаётся после тренировок и рассказывает или показывает что-то. За счёт таких разговоров игроки становятся ближе, образуется сплочённый коллектив.

— А что-нибудь новое не в эмоциональном, а в игровом плане вы для себя узнали?

— Нет. Это волейбол. Что тут можно открыть? Волейбол не меняется уже лет десять. Происходят изменения в плане силы. Каждый раз приходят Леоны, Камехи, Грозеры, и они становятся всё сильнее и сильнее. Мяч летит быстрее. Только это и меняется, мне кажется.

— Вы говорили, что планеры иногда принимать сложнее чем силовые подачи?

— Ну, смотря какой планер и смотря какая силовая. Наверное, всё же нет, планер принимать проще. Когда выходит Жора (Георг Грозер), его подачу принимать сложнее любого планера. Если он в строю и в хорошей форме.

— У вас когда-нибудь было желание попробовать себя в другом амплуа?

— Сейчас уже такого желания нет. В высшей лиге Б я играл связующим. Это интереснее, это точно. Любое амплуа, кроме центрового, точно интереснее, чем либеро. Самое скучное – это первый темп. Я когда играю либеро, просто пытаюсь делать свою работу хорошо. На меня смотрят люди, а мы ведь играем для них. Про Лёшу Обмочаева я слышал, что его приглашали в доигровку идти, но он сказал: «Нет, никуда не пойду, мне нравится либеро».

— А если бы вам предложили поменять позицию, вы бы согласились?

— Нет, ну куда мне? Я ростом с собаку!

— Как на вас влияют игры в разных турнирах и длинные перелёты?

— Название турнира не влияет, а вот перелёты… Когда ты за шесть дней играешь в Германии, потом летишь в Красноярск, где разница во времени в 6 часов, то становится тяжело. Спать ложишься в 5 часов утра, на завтрак встаёшь в 8. Ты всегда не выспавшийся, кофе не помогает, ничего не помогает. Просто на автомате играешь.

Источник: sports.ru