Фигурное катание – многосюжетный вид спорта, в котором всегда хватало острых углов и конфликтов.

Самый яркий пример – противостояние американских фигуристок Нэнси Кэрриган и Тони Хардинг, закончившееся в 1994-м уголовным делом.

В советском катании происшествие случилось десятью годами раньше, но официальных подробностей в то время почти не появилось.

Новость о том, что два топ-фигуриста сборной устроили драку на льду на тренировке уничтожило бы репутацию дисциплины, которая в СССР была больше, чем спорт. К тому же конфликт закончился сломанной в двух местах челюстью, больничной койкой и дисквалификацией на сезон – подробности стали известны спустя годы.

Вы, наверняка, знаете этих горячих парней, но если нет – самое время познакомиться.

Олег Васильев – известный тренер. Сейчас его фамилия на особом счету из-за непрерывного тестирования на коронавирус, которое выдает то положительные, то отрицательные результаты. Но именно с Васильевым выиграли Олимпиаду Тотьмянина и Маринин, Максим Траньков стал выдающимся парником, а Виктория Волчкова провела лучший сезон в карьере.

Его спаррингом-партнером был Олег Макаров – тоже тренер, работающий в США, но больше известный по достижениям дочери Ксении Макаровой, которая 10 лет назад считалась главной надеждой России.

Драка, которая повлияла на карьеры обоих фигуристов и их партнерш, случилась в Казахстане. Там проходил предсезонный сбор и важный этап отбора в команду – в предолимпийский сезон.

23-летний Васильев с партнершей Еленой Валовой тренировались у Тамары Москвиной. Они считались перспективной парой, которая рвалась в основу, но еще уступала соперникам – Марине Пестовой со Станиславом Леоновичем и Веронике Першиной с Маратом Акбаровым, а в профайле у них не было ни одного большого турнира. 

Дуэт 20-летнего Макарова и Ларисы Селезневой только вышел из юниоров после двух подряд золотых чемпионатов мира. Они тренировались у Игоря Москвина – формально это была одна группа, но супруги Москвины всегда работали раздельно – каждый со своими парами. Еще одна заметная деталь – Селезнева с Васильевым три месяца пытались создать пару, но из-за постоянных конфликтов быстро разбежались.

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

Москвин в интервью «Спорт-Экспрессу» рассказывал, что уже тогда его молодая пара выглядела сильнее Валовой и Васильева: «До 1983 года моя пара всегда их обыгрывала. У Макарова с Ларисой были гораздо более интересные программы. Да и внешне Валова проигрывала Селезневой».

Предсезонка 1982-го была безумно важной для обеих пар. В сборной освобождалось одно место после завершения карьеры Ириной Воробьевой и Игорем Лисовским, на которое метили и Васильев, и Макаров. А значит и Тамара Москвина, и ее супруг Игорь.

Макаров и Селезнева

В те годы определяющий отбор проходил на предсезонных прокатах, который сейчас называют контрольными – на него собирали полноценную судейскую бригаду, которая выставляла оценки, ранжируя фигуристов по местам и турнирам.

В 82-м прокаты проходили в Алма-Ате – обе пары отправлялись туда с единственной целью: пробиться на чемпионаты Европы и мира.

Правда, Игорь Москвин в книге Елены Вайцеховской «Москвины. Лед на двоих» вспоминал, что отношения между Макаровым и Васильевым испортились раньше – после одного из турниров в предыдущем сезоне:

«Перед произвольным выступлением случилась необъяснимая вещь. Мы вышли на заключительную дневную тренировку. Олег надел коньки и неожиданно почувствовал, что конек соскальзывает. Посмотрел на лезвие, а там на самом рабочем месте огромная завернутая наружу заусеница.

Откуда – понять никто не может. Вроде ни на что жесткое он не наступал, катался накануне вечером, и все было нормально. Я взял ботинок, взял тряпочный чехол, в которых фигуристы коньки хранят, а там по всей длине поврежденной части конька ткань прорезана. То есть очевидно, что кто-то взял конек и с усилием провел лезвием по какой-то очень жесткой поверхности. Возможно, по батарее.

Косвенное предположение было совершенно очевидным. Но косвенным может быть именно предположение, а не уверенность, на основании которой можно было бы кого-то аргументированно обвинять. Я, конечно, подправил все, что мог, но мои спортсмены остались вторыми. Выиграли Валова и Васильев. В короткой они были третьими или четвертыми, но поскольку произвольную Макаров завалил, а Валова с Васильевым прокатались чисто, то оказались впереди».

Видимо, Макаров долго держал подозрения в себе. Пока на тренировке в Казахстане не произошло столкновение – Макаров врезался в Валову. Партнерша Васильева упала на лед, а Олег поехал разбираться с Макаровым.

Васильев, Валова и Москвина

Тамара Москвина была уверена, что все вышло случайно:

«Селезнева и Макаров катались под музыку, а мои ребята им помешали. Случайно, разумеется, уверена в этом на 100 процентов. Больше подобных инцидентов у нас и не возникало. Мы с мужем всегда внушали ученикам: не делайте подлостей другим, выяснять, кто сильнее, нужно в честной борьбе на катке.

А тогда пацаны вспылили, слово за слово. Ситуация усугублялась тем, что в тот год в сборную попадала лишь одна пара. В итоге Макаров сломал Васильеву челюсть в двух местах. Врачи проволокой скрепляли. Кормила беднягу кашей, бульоном, черной икрой. Хорошо, у него зуба не было – через трубочку высасывал», – вспоминала Москвина в интервью «Спорт-Экспрессу».

О происшествии сразу донесли чиновникам из федерации. Дело пытались разрулить, но Васильев пошел на принцип.

«Виноват был Васильев. Согласно неписаным правилам нашего вида спорта, приоритет на льду имеет тот, кто катается под музыку. Под музыку катались мои спортсмены, и Макаров сбил Лену Валову. Васильев обругал Олега и ударил по лицу. А тот дал сдачи и сломал ему челюсть.

Васильев заявил: если Макарова не дисквалифицируют, он подаст в суд. А там не будут разбираться, кто прав, кто виноват с точки зрения фигурного катания», – рассказывал Москвин.

Игорь Москвин

Макаров о поступке не жалел и спустя десятки лет:

«Ничего хорошего в том инциденте, естественно, я не видел, но в определенных жизненных ситуациях мужчина должен всегда оставаться мужчиной. Думаю, Игорь Борисович меня понял. Мы никогда не разговаривали с ним на эту тему, но я чувствовал, что он на моей стороне. Мы, как и прежде, продолжали работать, придумывали новые программы, то есть в отношениях ничего не изменилось».

Поначалу дисквалификацию автоматически наложили на обе пары, но Валову с Васильевым неожиданно отстояла Ирина Роднина, начинавшая тренерскую карьеру:

«С Тамарой у меня был такой случай. В 1983 году мы не могли послать на чемпионат Европы ее пару Елена Валова – Олег Васильев и пару ее супруга, Игоря Москвина, Лариса Селезнева — Олег Макаров, потому что обе пары были дисквалифицированы за драку на тренировке.

Но я прекрасно понимала, что они единственные, кто может и готов бороться с немцами Бест – Тирбах, которые за год до этого стали чемпионами. Такая, простите, пара уродцев. На тренерском совете я сказала, что Валова и Васильев должны поехать на чемпионат Европы. Я высказала свое мнение, а мне тогда с ехидством кто-то, уже не помню кто, сказал: ну и вместо кого ты их пошлешь?

Третьего номера в тот момент не было, а вторыми в команде была моя пара Вероника Першина – Марат Акбаров. Я говорю: да хотя бы вместо моей пары. Жаба меня не душит. Конечно, я знала, что моим спортсменам мое мнение тут же передали. Но я привыкла всегда смотреть правде в глаза», – рассказывала она в книге «Слеза чемпионки».

«Ругаться с ней – неприлично, а дружить невозможно». Тарасова тренировала Роднину, но теперь они бесят друг друга

Стали ли слова Родниной решающими, или дисквалификацию с Васильева сняли по факту полученных в драке увечий, но их пара выдала мощный дебютный сезон – серебро Евро и золото ЧМ. Спустя год они выиграют Олимпиаду, на которой вернувшиеся на лед Макаров и Селезнева станут третьими.

«Я больше осуждал тогда Макарова. Даже сказал ему как-то: мол, ты отвел душу, ударив соперника, а теперь именно ты, а не он должен пропустить год. После дисквалификации Макаров чувствовал себя в значительной степени ущемленным, рвался доказать, что он по-прежнему силен, а все это – лишняя нагрузка на нервную систему, которая у Олега никогда не была особенно сильной.

В результате мои ребята не смогли участвовать в 1983-м ни в чемпионате Европы, ни в чемпионате мира, вышли только на Олимпийские игры. А там пару никто не знал. А ведь могли бы выиграть», – Москвин убежден: если бы не пропущенный сезон, все могло сложиться иначе:

Еще одно последствие той драки на тренировке – отношения в семье Москвиных, которые в тот момент едва не дали трещину.

«После инцидента мы с Тамарой не то чтобы поссорились, но разбежались в разные стороны, причем очень серьезно. Когда стали дома обсуждать эту тему, она вполне резонно заметила, что вынуждена поддерживать своего спортсмена.

Тамара всегда подчеркивала, что в условиях работы она абстрагируется от всего, в том числе и от семейных отношений. Я же, напротив, всегда считал, что спортсмены приходят и уходят, а семья остается», – рассказывал супруг.

«Наверное, о разводе речи не шло. Хотя… Сложности были, чего уж скрывать-то. Конкуренция! Я оказалась между двух огней. Выступала против учеников мужа – а значит, и против Игоря», – вспоминает Москвина.

Мудрость победила, и тренерский дуэт уберег семью. А их ученики позже тоже узаконили отношения: Васильев с Валовой в 84-м (развелись в 92-м), а Макаров с Селезневой в 87-м.

«Ее не обязательно убивать – можно покалечить». Покушение на фигуристку-чемпионку

Фото: East News/ANDREAS ALTWEIN; РИА Новости/Алексей Даничев, Дмитрий Донской, Владимир Баранов, Сергей Гунеев

Источник: sports.ru